Благословение талантом неспешности

talant_nespeshnosti

Утро — «Вставай, скорее!» и вечер — «Ложись как можно быстрее спать!»

Риты была с рождения спокойной девочкой и была похожа на многих детей с талантом к расслаблению. Она могла долго замерев стоять, разглядывая «танец» частичек пыли переливающихся в солнечных лучах.. пить из чашки какао в течение получаса.. могла долго рассматривать, сравнивая цвета травинок.

Про что это было? Наверное, про присутствие в каждой минуте своей жизни, про вкус каждого глотка, про цельность, про единение с миром и отделение от него, про узнавание себя в мире и мира в себе, про радость и грусть, про любовь и боль, про то, что ты по-настоящему живой…

Ритины родители не жили вместе. Возможно, именно поэтому Мать Риты всегда спешила, работая на двух работах, но, несмотря на эту суету жизни, ей не хватао достаточно времени, чтобы сделать все, что было запланировано.

Рита задерживала маму везде: дома, на улице, в магазине, в кафе, в парке…Утром, когда маме нужно было собраться на работу и отвести дочь в детский сад, Рита могла долго умываться, в тысячный раз исследуя мыло на способность скользить.

По дороге в садик она могла жалеть каждую встреченную кошку или собаку, терпеливо объясняя, тянущей ее за руку маме, что нужно срочно зайти в магазин и купить молоко и кусочек колбаски. Могла в кафе или магазине завести долгий разговор с понравившимся ей человеком, сравнивая его и свою жизни.

И на все это Рита часто, нет, всегда, всегда слышала от мамы: Только давай быстрее, мы опаздываем! Поторопись! Некогда, мы ничего не успеем! Поскорее, Рита! У нас совершенно нет времени!  Каждый Ритин день начинался с «Вставай, скорее!» и заканчивался «Ложись поскорее спать!»


На консультации передо мной сидела молодая и привлекательная женщина, ее звали Маргарита. Она так быстро говорила, что почти подошла к моему порогу восприятия информации в единицу времени. Казалось, что она едва успевает дышать между словами. Боится не успеть мне рассказать важное, боится быть не услышанной и не увиденной полностью.  И когда я попросила ее не торопиться, сказав, что мы никуда не опаздываем и все, что необходимо – успеем сделать, Рита замерла, а потом заплакала. Это было впервые за много лет, когда ей никто не говорил: «Давай, быстрее!»

Мало кто разрешает своим детям просто «быть». Часто «быть» запрещают. И поэтому вырастая, люди не умеют, боятся присутствовать в жизни полностью, целиком отдаваясь ей. Не умеют принимать жизнь и себя в ней, чувствовать жизнь и себя в ней, познавать жизнь и себя.

Ко мне приходят 30-летние девочки и мальчики, которые выучили по 2-3 языка, стали самыми «эффективными менеджерами», но они разучились замечать простые радости повседневной жизни, те мелочи, что согревают и наполняют душу.  На это у них нет времени.  Они по-прежнему опаздывают. Опаздывают жить.

И мы вспоминаем и заново учимся быть неспешными, как это умели давно в детстве.

Распространять здоровье